Marieluise Beck

Mitglied des Deutschen Bundestags

Die Zeit: Казнь в центре Европы

Показательный процесс, устроенный двоим белорусским парням, свидетельствует о жестокости режима Лукашенко. От МAРИЛУИЗА БЕКА.

Вот уже десять месяцев, как жизнь Любови Ковалевой, телефонистки из провинциального города Витебска в Белоруссии, превратилась в сплошной кошмар: после того как из-за шумной вечеринки соседями была вызвана полиция, ее сына Владислава, электрика из Минска, отправили в полицейский участок за нарушение общественного порядка. После того, как его всю ночь напролет подвергали допросам, на которых Владислава по всей вероятности пытали, диктатор Александр Лукашенко представил его по телевидению в качестве сознавшегося соучастника теракта в минском метро: якобы это он со своим приятелем Дмитрием 11 апреля 2011 года организовал взрыв. В результате этого теракта 15 человек погибло и свыше ста получили телесные повреждения.

Владислав и его друг Дмитрий были приговорены к смертной казни. В минувшую пятницу Любовь Ковалева обнаружила в своем почтовом ящике краткое уведомление Верховного суда, в котором ее оповестили о казни сына. Точной даты смерти и места захоронения семье не сообщили. Жертвой смертной казни должен стать не только казненный. Эта система держит наготове наказания и для родных. Их лишили места для достойного погребения, для скорби об утрате.

После суда без обжалования приговор был необычайно быстро приведен в исполнение. Лукашенко, очевидно, хотел скрыть подлинные обстоятельства теракта – ведь это дело полно противоречий. Сын Ковалевой ни разу ни за что не привлекался, в сомнительных кругах никогда не вращался. Он якобы был сообщником токаря Дмитрия Коновалова, простого парня с витебского тракторного завода, который через интернет познакомился с девушкой и хотел с ней встретиться в Минске. Друзья сняли на три дня квартиру и принялись кутить. Эта пирушка станет для них потом роковой.

Вопреки угрозам со стороны КГБ мать Владислава Любовь Ковалева решила искать помощи за рубежом. Я встречалась с ней в Страсбурге. Худенькая женщина, для которой дорога из провинциального города Витебска была по дальности, наверное, сравнима с кругосветным путешествием. Вся ее фигура несла на себе отпечаток того ужаса, который волей случая ворвался в ее жизнь. У нее было такое чувство, что ей уже нечего терять, как у некоторых из тех, кто в силу крайней необходимости вынужден обратиться в Совет Европы.

Режим, предоставлявший матери в течение долгих месяцев редкие десятиминутные свидания с сыном, предложил ей в день визита в Совет Европы подлую сделку: откажись от поездки в Страсбург и тебе разрешат трехчасовое свидание с сыном.

Она описывала своего сына как совершенно сломленного человека. От постоянного ношения наручников, в том числе внутри тюрьмы, у него болели суставы. Когда она захотела было протестовать, он лишь вяло отмахнулся. Это был жест человека, настолько измученного, что у него уже не было сил сопротивляться.

Суд над обоими молодыми мужчинами имел все признаки показательного процесса. Долгое время не удавалось найти адвоката, который нашел бы в себе мужество, встать на сторону обвиняемых. Прокуратура представила поддельные записи с камер видеонаблюдения на станции метро. На них была видна темная фигура человека с портфелем, в котором якобы была бомба. Но: один из пострадавших, получивший тяжелые ранения в результате теракта, показал, что он не видел на месте преступления ни обвиняемого, ни портфеля.

Свидетелей защиты заставили молчать. Вынесенный приговор опирался на признания обвиняемых, полученные под пытками. Уже на процессе Владислав Ковалев отказался от этих признаний, хотя КГБ грозил ему в таком случае расстрелом. По его словам его избивали, он слышал крики своего друга Дмитрия из соседнего помещения, приведшие его в ужас. Того очевидно подвергали жестоким истязаниям во время допроса.

В качестве мотива преступления прокурор назвал «дестабилизацию общественного порядка в стране». Но на суде заводские ребята Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев были не в состоянии объяснить, что такое вообще «дестабилизация». Прокуратура воспользовалась благоприятным моментом, чтобы закрыть два других дела – нераскрытые преступления в связи с терактами 2005 и 2008 годов, которые тоже приписали обоим. Таким образом, оба дела были закрыты. Сразу после завершения процесса все улики были уничтожены.

Но это еще не все. Госпожа Ковалева совершила «преступление» – поведала миру о вынесении смертного приговора невиновному – ее сыну. И теперь, чтобы заставить ее молчать, белорусские спецназовцы демонстративно, угрожающе расположились возле ее дверей.

По всей вероятности Владислав Ковалев и Дмитрий Коновалов стали невинными жертвами варварской системы, которая хотела продемонстрировать свою твердость после терактов в минском метро в период слабеющей поддержки Лукашенко.

Эту твердость месяцами ощущают на себе главным образом оппозиция и независимое гражданское общество. Со времени подавления протестов против фальсификации выборов 19 декабря 2010 года критики режима подвергаются преследованиям. В ходе показательных процессов ведущие оппозиционеры были приговорены к длительным срокам заключения. Диссидентам и критически настроенным журналистам больше не разрешается выезжать за предела страны. По всей стране ширится атмосфера страха. О состоянии здоровья заключенных наружу просачиваются лишь скудные вести. Надо опасаться, что за стенами лагерей предпринимаются усилия с целью их физического и психического уничтожения.

В 1999 и в 2000 годах исчезли четверо оппонентов Лукашенко. Их исчезновение до сих пор остается нерасследованным. Совет Европы в своем докладе отмечает, что эти четверо стали, вероятно, жертвами расправы. Далее Совет Европы фиксирует в своем докладе, что следы преступления ведут в высшие эшелоны государственного аппарата. Лукашенко уже был в то время президентом.

У Запада сейчас нет никакого доступа к белорусскому режиму. Уже несколько месяцев дипломатические контакты заморожены. На подавление прав человека ЕС реагировал целенаправленными запретами на въезд и блокированием счетов. В январе этого года Парламентская ассамблея Совета Европы призвала правительства своих стран-членов поддержать санкции ЕС в отношении Белоруссии.

Россия тоже является членом Совета Европы. Однако российское правительство отвергло рекомендуемые санкции, обосновав это тем, что они преградят путь для возможностей оказания воздействия на Белоруссию. Такая аргументация могла бы быть убедительной, если бы Россия хоть что-то предприняла в целях предотвращения казни обоих этих осужденных. Лукашенко зависим от России. Достаточно было бы звонка из Кремля.

Вместо этого российское правительство действует вразрез с западными санкциями в отношении минского режима, извлекая экономическую пользу из слабости Лукашенко, как это было с покупкой газопровода.

Трудно сносить политическое бессилие. Порой достаточно сначала только сказать правду, восстановив тем самым достоинство жертв. Для Любови Ковалевой у нас сейчас есть только одно утешение: мы не допустим забвения преступления, жертвой которого стал ее сын.

COPYRIGHT: ZEIT ONLINE

ADRESSE: http://www.zeit.de/2012/13/P-Weissrussland